Карта сайта
24 мая 2019, 17:07

Алексей Ретеюм: Среди ботанических садов России наш — самый динамично развивающийся

Фото: Станислав Жданов/moscow.er.ru
Фото: Станислав Жданов/moscow.er.ru
Последние годы это место стало культурной Меккой столицы — ежедневно его посещают тысячи людей, чтобы не только увидеть редчайшие виды растений, но и погрузиться в мир искусства. О своем детище — старейшем ботаническом саде России «Аптекарский огород» в эксклюзивном интервью пресс-секретарю МГРО партии «Единая Россия» Алине Ширяевой рассказал его директор и хранитель Алексей Ретеюм.

— Вы уже более 25 лет руководите этим чудо-оазисом в центре нашей столицы. Алексей, с чего все началось? Как пришли в «Аптекарский огород»?

Сюда я впервые попал, когда был студентом, нас привозили на экскурсии, это было одним из мест в Москве, где можно было посмотреть крупные коллекции тропических и субтропических растений. Посещение этого сада входило в обязательную университетскую программу. Когда я здесь оказался, то увидел невероятный упадок. Дело в том, что в 1950-е годы была основана новая территория сада около главного здания МГУ, все силы были брошены на ее обустройство. Часть коллекций и сотрудников были переведены туда. И для «Аптекарского огорода» начался затяжной период упадка, который достиг своего пика в 90-е годы. В 1993 году я познакомился и подружился с предыдущим директором сада, академиком Вадимом Николаевичем Тихомировым. Стал приезжать сюда чаще. Тогда я учился в аспирантуре Института географии Академии наук. После нескольких посещений сада я приехал на кафедру высших растений биологических растений МГУ, которой заведовал Вадим Николаевич, и предложил ему свою помощь в восстановлении филиала Ботанического сада МГУ — «Аптекарским огородом» он тогда еще не назывался. Конечно, нельзя было допустить, чтобы старейший ботанический сад России, которому на тот момент было уже без малого 300 лет, находился в таком запущенном состоянии. Так началась долгая и кропотливая работа по восстановлению сада. Для этого вместе с моим другом, ландшафтным архитектором Артемом Паршиным, мы написали программу, включающую в себя ландшафтно-архитектурную составляющую, развитие науки и образования. Наша программа очень понравилась Вадиму Николаевичу, и, чтобы ее реализовывать, ему необходимо было передать мне руководство садом, что он и сделал. В результате в 25 лет я стал директором ботанического сада, не имея никакого опыта управления.

 — Не страшно было?

— Ужасно страшно! После первых дней радости и эйфории от назначения началась депрессия от непонимания, что теперь делать: если в ботанике я немного разбирался, то в ландшафтной архитектуре и в истории садово-паркового искусства довольно поверхностно. Я начал искать специалистов по ландшафтной архитектуре в Московском архитектурном институте. Обратился к нынешнему ректору МАРХИ, академику Дмитрию Олеговичу Швидковскому, который посоветовал отправиться в Великобританию, — именно там находятся самые талантливые ландшафтные архитекторы и специалисты по восстановлению садов. Без участия иностранных специалистов на тот момент мне вообще было бы трудно приступить к проекту восстановления сада, ведь даже профессии «ландшафтный архитектор» в официальном списке профессий как в СССР, так и в России 90-х не существовало. Мы пригласили английских архитекторов и садовников. В те времена это стало необыкновенным явлением, потому что впервые за столько лет в Россию были приглашены английские специалисты в этой области. Причем мы с ректором МГУ, академиком Виктором Антоновичем Садовничим, и ректором МАРХИ, академиком Дмитрием Олеговичем Швидковским, сами поехали в Англию, о чем Виктор Антонович сам очень любит вспоминать.

— Сейчас «Аптекарский огород» — одно из модных мест Москвы, а ведь в 90-х ситуация была куда печальнее. Как удалось за эти 25 лет создать целую ботаническую империю?

— Для этого мы прежде всего стали расширять старые и строить новые оранжереи — сейчас их общая площадь около 3600 квадратных метров. В них размещаются наши коллекции тропических и субтропических растений, насчитывающие несколько тысяч видов, сортов и форм. А в дендрарии под открытым небом были созданы многочисленные новые экспозиции — «Вересковая горка», «Хвойные горки», «Флора средней полосы России», «Сад лекарственных трав», «Садик орхидей» и многие-многие другие. Вот этим мы и занимались все последние 25 лет.

— А какие-то звезды делали предложение оказать помощь саду?

— Очень многие! Народный артист России Николай Басков подарил «Аптекарскому огороду» восемь видов древовидных папоротников из эры динозавров и живое ископаемое — уникальное, недавно обнаруженное хвойное дерево — воллемию благородную; заслуженная артистка России Юлия Высоцкая — более 560 редких суккулентов (растений пустынь и других засушливых мест), а заслуженный артист России Вячеслав Манучаров — уникальные редкие виды крупных бромелий — родственников ананасов. 

— Сегодня Вы довольны результатами своей работы или нет предела совершенству?

— То, что сейчас получается, мне, конечно, нравится. Я и мои коллеги очень много усилий приложили к тому, чтобы сад развивался в правильном направлении. Но в то же время постоянно возникают и новые идеи, и новые направления деятельности. Мы можем до бесконечности развивать ботанические коллекции, постоянно их совершенствуя, пополнять их новыми редчайшими видами. Да и в саду что-то устаревает, это естественно. Совершенствуются представления о принципах экспонирования ботанических коллекций. Мы пытаемся быть в тренде или придумывать собственные тренды!

А откуда черпаете вдохновение, новые идеи?

— Источники вдохновения могут быть очень разными. Как, например, великие поэты и композиторы, так и сотрудники нашего сада черпают вдохновение из самой творческой природы человека, опираясь, безусловно, отчасти на свой профессионализм и знания. У нас работают специалисты во многих областях, и часто те вещи, которые они делают, не имеют аналогов в мире.

— Правда ли, что часто в «Аптекарский огород» выстраиваются очереди людей за семенами редких растений?

— В саду в течение года проводятся разнообразные выставки — например, ежегодная выставка «Репетиция весны» с конца февраля до середины марта. На улице еще снег и мороз, а в оранжереях уже расцветают тысячи тюльпанов, гиацинтов, нарциссов, крокусов, ландышей, рябчиков и многих других растений. Эту выставку мы придумали несколько лет назад. После долгой зимы все ждут появления зелени, живых цветов, поэтому в сад действительно выстраиваются огромные очереди. Или осенняя выставка «Мир! Труд! Урожай!» с нашими собственными тыквами, арбузами, дынями, ягодами, кабачками. По окончании выставок мы иногда устраиваем раздачу экспонатов всем желающим — вот тогда-то очереди достигают больше километра.

— Сколько видов растений сейчас насчитывается в вашем саду?

— Несколько лет назад мы купили специальную программу, которая позволяет учитывать все растения, составляющие коллекции того или иного ботанического сада. Ее первоначально разработали математики для ботанического сада Эдинбурга. Впоследствии ее приобрели многие самые известные ботанические сады мира. Программа называется BG-base. На сегодня в России мы единственный сад, который пользуется этой программой. На текущий момент в коллекциях сада насчитывается около 5,5 тысяч видов растений, что очень много для сада площадью 6,5 гектаров.

— Если говорить о других известных садах мира, как бы Вы сами оценили «Аптекарский огород»?

— «Аптекарский огород» особенный. Это относительно небольшой исторический сад. Как правило, все исторические ботанические сады были достаточно маленькими, а в XIX и XX веках были основаны огромные, получившие всемирную известность. Поэтому если говорить о ботанических садах Нью-Йорка, Берлина, Кейптауна, то, конечно, по многим позициям нам сложно с ними соревноваться.

— Вы хотите сказать, что есть к чему стремиться?

— Безусловно. Но мы никогда и не пытаемся догонять величайшие ботанические сады мира в силу наших исторических особенностей, так как мы слишком ограничены пространством и у нас нет никакой возможности его расширить. Например, в Ботаническом саду имени Петра Великого в Санкт-Петербурге один только экскурсионный маршрут по оранжереям имеет протяженность более 1,5 км! Трудно сравниться. У нас, кстати говоря, прекрасные отношения с этим садом, мы очень давно дружим и постоянно обмениваемся коллекциями.

— А как происходит поиск и пополнение коллекций сада?

— У нас каждой коллекцией — орхидей, тропических растений, суккулентов и так далее — руководит куратор. Есть, допустим, коллекция растений флоры средней полосы России, где собраны те растения, которые мы можем встретить, выехав за пределы города и попутешествовав по средней полосе. Специалисты, которые руководят этой коллекцией, ездят в экспедиции, заповедники, ищут новые виды растений, чтобы постоянно пополнять коллекцию. Вообще-то, это норма для любого ботанического сада, что каждый куратор мечтает о том, чтобы его коллекция разрасталась и пополнялась новыми экземплярами. Очень часто кураторы буквально требуют от меня организовать приобретение тех или иных видов растений.

— То есть, получается, что не Вы диктуете руководителям коллекций как им работать, а они Вам?

— Да, конечно! В этом весь смысл работы профессионалов. Ландшафтный архитектор, кураторы коллекций, агрономы, садовники говорят, что им нужно для работы, а директор должен выполнять эти указания (улыбается — Ред.).

— Сотрудники «Аптекарского огорода», кто они?

— Есть сотрудники, которые занимаются наукой и одновременно являются кураторами коллекций растений. Есть агрономы, то есть специалисты по технологиям выращивания растений, в их подчинении находятся садовники, которые ухаживают за растениями. Есть ландшафтный архитектор, экскурсоводы, пиар-директор, креативный директор сада, в управлении которого находятся те, кто занимается организацией различных культурных событий — концертов, спектаклей, выставок, фестивалей. Всего порядка 65 человек.

Ведь это не так много при таком объеме работы?

— Немного, поэтому требуется довольно высокая отдача. Многие растения достаточно сложны в обращении, очень капризны, требуют индивидуального подхода. Есть даже такие растения, с которыми вообще непонятно как обращаться, потому что они впервые выращиваются в искусственных условиях, вне природного местообитания. По сути, мы ставим эксперименты по выращиванию таких растений. Растения, в отличие от людей, не разговаривают и не могут объяснить, что конкретно им нужно. Поэтому задачи, стоящие перед нашими агрономами и садовниками, иногда невероятно сложны. К примеру, многие растения Южной Африки, которые содержатся в наших оранжереях, никогда не выращивались в других садах и подходы к тому, как с ними обращаться, абсолютно уникальны.

— Считается, что растения — живой организм, они все чувствуют. Вы согласны с этим?

— Наука, несмотря на ее стремительное развитие, еще очень много чего не знает и не может объяснить. Конечно, любое растение — это живой организм. Что они чувствуют — пока вопрос. Но мы, к примеру, подметили такую особенность: бывают садовники, у которых, как мы говорим, «зеленые руки», у них, если можно так выразиться, правильный контакт с растениями, они их чувствуют: что ни посадят, все прекрасно растет. А бывает, что садовник все сажает по правилам и ничего не приживается и не растет. Такое чутье очень важно в контакте с растениями — именно таких людей мы и пытаемся брать на работу.

— У Вас есть любимое место в саду?

— Их много. Все они отличаются по стилю, ландшафтному оформлению, ощущениям — «Хвойные горки», «Теневой сад», «Сад лекарственных трав», «Садик орхидей», тропические оранжереи и многие другие.

— А сами любите высаживать растения?

— На даче в детстве очень любил. Ну а в саду мне даже, наверное, и не разрешат. Конечно, я сажаю их во время официальных мероприятий. Все растения должны сажать профессионалы — садовники.

Очевидно, работа с растениями требует колоссальной любви и терпения. Вы в этом всю жизнь. Это семейное? Кто-то в роду занимался этим?

— Моя бабушка Галина Алексеевна Ретеюм была ботаником, она закончила кафедру геоботаники биологического факультета МГУ. В детстве мы с двоюродной сестрой Анной часто проводили лето на даче, и бабушка очень много рассказывала нам о растениях. Сестра окончила ту же кафедру, что и я, — биогеографии. В семье определяющее влияние в воспитании любви к растениям оказала на нас именно бабушка, плюс многолетний опыт жизни на даче.

— У Вас, кстати, такая интересная фамилия — Ретеюм…

— Да, латышская. На четверть я латыш.

— Какой Вы руководитель? Строгий?

— Нет, точно не строгий. Гибкий, мудрый, дальновидный (смеется — Ред.).

— А если объективно? Часто приходится ругать сотрудников за недочеты в работе?

— В сотрудниках я ценю два основных качества. Первое — это профессионализм, второе — энтузиазм. Если есть эти два качества, то я сам пытаюсь подстроиться под человека и быть предельно гибким. За всю жизнь я уволил только двух сотрудников, которые действительно не справлялись с обязанностями, и растениям было с ними плохо.

— «Аптекарский огород» также стал в последнее время центром международных культурных событий — в нем проходят фестивали, выставки, концерты, гостями которых уже стали многие мировые звезды. Как и когда пришла идея проводить такие мероприятия на территории? И как Вам удалось достичь такого гармоничного сосуществования высокого искусства и природной среды?

— Мы давно мечтали о том, чтобы наш ботанический сад стал центром культуры, а не только науки и образования. Но вначале для этого нужно было создать условия. В запущенном саду, где не было ни одного приемлемого пространства для концертов или выставок, для жизни искусства, мы, конечно же, не могли этого сделать. Не было помещений для выставок живописи, не было концертного поля, где теперь могут собираться тысячи зрителей, не было нашего уникального концертного пространства в «Субтропической оранжерее». Поэтому первые годы были посвящены тому, чтобы создать всю эту инфраструктуру, иными словами, пространство для искусства. Ну, честно говоря, не мы первые, естественно, это придумали — во всем мире так принято, что в ботанических садах проводятся разнообразные культурные мероприятия, не связанные напрямую с ботаникой. Но можно с уверенностью утверждать, что среди ботанических садов России мы в этом смысле, безусловно, занимаем ведущее место с большим отрывом. Каждую неделю у нас иногда проходит до 7 концертов. А еще мы единственный ботанический сад в мире с собственным репертуарным театром. По моему глубокому убеждению, культурные события сада — одна из важнейших составляющих всего спектра его деятельности.

— А какая конечная цель в Вашем представлении? Как в идеале должен выглядеть «Аптекарский огород»?

 — У нас есть сверхзадача. Мы хотим, чтобы наш сад стал местом, где людям максимально комфортно и интересно, где они могут не только отдыхать, но и узнать что-то новое о растениях, приобщиться к чему-то подлинному в искусстве. Мы хотим создать в настоящем остров будущего. Это попытка организовать некое пространство, в котором хорошо и людям, и растениям, и животным, и искусству. Где одно дополняет другое.

— Получается?

— Это, конечно, непросто. Тем не менее, мне кажется, попытка удачная, судя по количеству отзывов. Бывает, разумеется, критика, но это всегда стимул улучшаться и развиваться. Очень важно самому получать удовольствие от того, что ты делаешь, а не только из-за каких-то концептуальных соображений. Я лично стараюсь не пропустить ни один из концертов, которые проходят на нашей площадке.

— А чем порадуете в этом сезоне?

— Очень многим! К примеру, фестивалем музыки барокко, который пройдет в августе. В нем примут участие многие самые выдающиеся оперные певцы мира. Каждый сезон открывается несколько новых ботанических экспозиций: только на днях открылся «Альпийский бельведер» — большой холм со спиральными дорожками и смотровой площадкой. На этом холме размещена огромная коллекция альпийских растений. Также на днях открылся «Тактильный сад» — небольшое пространство с зонами для ходьбы по различным поверхностям и с музыкальными инструментами, на которых может играть каждый посетитель сада. Кроме того, мы сейчас очень активно работаем над открытием для посетителей экспозиций в «Субтропической оранжерее». Я надеюсь, что к осени хотя бы ее часть будет открыта для посещения. Одна из первых уникальных экспозиций — «Горные туманные леса», где в холодном тумане будут размещены растения, которые живут в тропиках, но только высоко в горах. Параллельно ведем работы над созданием «Дальневосточного сада» с гротом, где будут размещены самые разнообразные растения этого региона.

— А ваша аудитория, кто это?

— Невероятно широкая. Это и молодежь, и семьи, и пожилые люди.

— А что детям интересно увидеть в вашем саду?

— Они в восторге от хищных растений, самых больших кувшинок в мире, бананов, какао, всевозможных кактусов, животных. Оказалось, что детям очень интересна наша выставка насекомых, которая называется «Эстетика и богатство мира насекомых». На этой выставке есть поразительные жуки невероятного размера! Ну и, конечно, в саду для детей постоянно организуются мастер-классы, экскурсии и дни рождения.

В апреле 2018 года Вы возглавили работы по восстановлению особо охраняемой природной территории — Ботанического сада имени П. И. Травникова. Что уже сделано Вами в этом направлении? Каким видится конечный результат этой работы в идеале? 

— Сад Травникова был в запущенном состоянии, зарос самосевом. Первое, что мы сделали, — это привели его в порядок: посадили много растений, нашли профессионального и ответственного садовника, который работает там уже больше года. За это время был разработан детальный архитектурный проект восстановления и реконструкции сада, который прошел через разнообразные слушания с учетом мнения экспертов и был утвержден на совете депутатов округа Хамовники. Одобрен единодушно. С июня планируется первая очередь масштабных работ по разводке инженерных сетей, включая электрические и водопроводные, разбивка и мощение дорожек, строительство на месте существующего склона подпорной стенки с системой капельного орошения. Первая очередь работ будет завершена в конце сентября текущего года. Через пару лет, в качестве конечного результата, это будет совершенно уникальный объект — полностью восстановленный садик, созданный практически в центре Москвы энтузиастом садоводства и растениеводства в 60-70-е годы XX века, который может послужить прекрасным примером для подражания тысячам жителей нашего города.

С сентября 2017 года Алексей Ретеюм — депутат муниципального округа Мещанский от партии «Единая Россия». Какие задачи стоят перед Вами, с чем сталкиваетесь в депутатской деятельности? Что уже сделано лично Вами для жителей Вашего округа?

— Я все время активно общаюсь с жителями и поддерживаю их обращения в различные инстанции. Главные задачи — распространение знаний о выработанной в «Аптекарском огороде» на протяжении десятилетий ландшафтной и экологической политике, использование возможностей, которые предоставляет статус депутата, для пропаганды современных представлений о комфортной городской среде и самых современных технологиях в области экологии, призыв к тиражированию лучших достижений Ботанического сада МГУ на других зеленых территориях страны.

— В каких-то партийных проектах участвуете?

— Мы с моими коллегами по партии неоднократно устраивали встречи с жителями Мещанского района, которые назывались «Мещанскими чаепитиями». Общались с людьми, пытались понять, как им помочь и сделать их жизнь лучше.

— Чем занят Алексей Ретеюм в свободное время?

— У меня очень мало свободного времени. Тем не менее, пытаюсь ходить на концерты, в театр, поздно вечером читаю книги, встречаюсь с друзьями, обсуждаю планы сада и политическую деятельность.

— Вы довольны результатами своей деятельности? Какие у Вас планы на ближайшее время?

— Доволен, но впереди еще очень много дел! И сад можно улучшать бесконечно, и родной город Москву, и любимую Россию!

 

Ключевые слова: интервью, Ретеюм, Ширяева
Ссылка для блогов